Восточносибирские лайки Иркутской области

Ангарск | Братск | Жигаловский район | Иркутск | Катангский район | Казачинско-Ленский район | Шелеховский район | Усть-Удинский район
Лучшие представители породы | Собаки Иркутского питомника | Потомки иркутских ВСЛ в других регионах | Охота с ВСЛ | Выставки | Испытания и состязания | Разное
Белоруссия | Дальний Восток | Москва | Мурманск | Омск | Санкт-Петербург | Тверская область | Украина| Урал | Финляндия | ХМАО-Югра | Другие регионы
Всероссийские выставки | Региональные и областные выставки | Районные и городские выставки | Выводки
Фотоочерки | Проект правил по соболю | Отчет об испытаниях по соболю
subglobal6 link | subglobal6 link | subglobal6 link | subglobal6 link | subglobal6 link | subglobal6 link | subglobal6 link
subglobal7 link | subglobal7 link | subglobal7 link | subglobal7 link | subglobal7 link | subglobal7 link | subglobal7 link
subglobal8 link | subglobal8 link | subglobal8 link | subglobal8 link | subglobal8 link | subglobal8 link | subglobal8 link

 

«Каких бы прекрасных результатов не достигло общество  относительно   разведения привозных пород собак, но оно ничем не в состоянии будет искупить того греха, если допустит у себя утрату коренной своей, неизменной кормилицы, сибирской промысловой собаки».

П.Б.Ящеров, почетный член Общества Сибирских охотников, 1903

Б.Л. Корнейчук, консультант Сибирского НИИ охотничьего хозяйства и звероводства, г. Красноярск  http://oxotsib.nm.ru/

К вопросу о концепции разведения восточносибирских лаек в России

Прежде чем говорить о перспективах разведения восточносибирской лайки, было бы полезным вначале обратиться к некоторым аспектам истории заводского разведения лаек в нашей стране в целом.

 Как известно, в 1947 году Всероссийское кинологическое совещание приняло новую породную классификацию лаек, основанную на географическом принципе деления породных типов, с выделением четырёх, к тому времени ещё не созданных пород, в том числе и восточносибирской лайки.

 Как писал Э.И. Шерешевский (1965), проект классификации был представлен Всесоюзным научно-исследовательским институтом охотничьего промысла (ВНИО, позже ВНИИЖП, позже ВНИИОЗ). Более определённое свидетельство об авторе проекта мы находим у А.Т. Войлочникова и С.Д. Войлочниковой (1982) – им был сам Эдмунд Иосифович. В 1949 году Главное управление охотничьего хозяйства РСФСР утвердило в соответствии с вышеуказанной классификацией временные стандарты четырёх пород. Автором всех четырёх стандартов, по утверждению А.В. Гейца (1966), опять же был Э.И. Шерешевский.

 Однако в отношении авторства при создании одного из них – стандарта восточносибирской лайки, имеется и иная точка зрения. Так, А.Т. Войлочников в уже упоминавшейся книге «Охотничьи лайки» на стр. 38 писал: «В основу его положено описание внешних признаков амурской лайки, составленное охотоведом К.Г. Абрамовым» – со ссылкой в списке литературы на книгу Абрамова «Промысловые лайки Приамурья», 1940. Эта точка зрения, заимствованная многими авторами более поздних публикаций, если не является неверной, то, по крайней мере, является спорной.

 Действительно, К.Г. Абрамовым на основе проведённых в 1939 году измерений и осмотра 57 экземпляров промысловых собак в стойбищах Бира по р. Анюй и Кондон по р. Гирин был разработан стандарт амурской лайки, включённый в его вышеупомянутую книгу. Несколько позднее этот стандарт был им существенно доработан и представлен в качестве проекта официального стандарта амурской лайки, но не был утверждён. С этим проектом стандарта можно ознакомиться, например, в разделе приложений к книге И.И. Вахрушева и М.Г. Волкова «Охотничьи лайки» (1945).

 При сличении утверждённого временного стандарта восточносибирской лайки и проекта стандарта амурской лайки можно отметить, что между ними нет ничего общего, кроме разве что количества ног, ушей и некоторых других подобных неспецифических признаков. В то же время не только структура и стиль написания всех четырёх утверждённых новых стандартов лаек были совершенно идентичны, но даже из стандарта в стандарт переходили порой одни и те же «дежурные» фразы, что позволяет предположить, что все стандарты разрабатывались единым блоком.

 Основные признаки восточносибирской лайки, указанные в стандарте ВСЛ, полностью соответствовали сводным сравнительным таблицам основных особенностей экстерьера пород охотничьих лаек, общим описаниям восточносибирской лайки, фотографическим материалам из публикаций Э.И. Шерешевского тех лет.

 Была ли основа для создания стандарта ВСЛ до описания амурской лайки Абрамовым? Безусловно, была. Мы имеем описания местных отродий в трудах и публикациях А.Ф. Миддендорфа, В.Л. Серошевского, В.И. Иохельсона, А.В. Слюнина, Г.Г. Доппельмайра, А.А. Черкасова, С.С. Турова, Е.А. Комарова и, наконец, М.Г. Волкова – автора проектов двух этнических стандартов – эвенской (ламутской) и камчатской лаек, а также являвшегося одним из исследователей лаек Забайкалья. Да и сам Шерешевский бывал в Восточной Сибири, как он писал сам: «Автору пришлось путешествовать по притокам Енисея с лайками» (Шерешевский, 1965).

 На основании вышеизложенного предлагается пересмотреть уже в достаточной степени утвердившееся во многих публикациях последних лет положение о том, что за основу стандарта восточносибирской лайки первоначально был принят фенотип амурской лайки. Тем более необходимо это сделать, т.к. сведений об использовании генотипов амурской лайки в ведении заводской породы ВСЛ как в Иркутском питомнике, так и в иных крупных кинологических центрах не имеется, подгонка истинно восточносибирских типов лаек под промыслово-ездовой амурский тип вряд ли могла бы иметь достаточно вразумительное обоснование.

 Так или иначе, но в целом вклад Шерешевского в создание основополагающих нормативных документов по стандартизации пород неоспорим, как неоспорим и его вклад в дело практического создания заводских пород лаек. В связи с этим имеет смысл обратиться к основным концепциям разведения лаек, высказанным Эдмундом Иосифовичем в его книгах, например, в книге “Разведение охотничье-промысловых собак” (1951) (Раздел 3. Основные вопросы разведения отдельных охотничье-промысловых пород собак. Лайки; на с. З9-42). В сущности, не в дословном, но близком к первоисточнику изложении, они (концепции) сводятся к тому, что Шерешевским предлагалось рассмотрение вопросов охотничьего собаководства как в направлении заводского разведения в крупных кинологических центрах, так и в направлении пользовательного разведения в промысловых районах основного распространения пород лаек.

 Заводское разведение возникло в нашей стране не столько как дань моде, а как необходимость. Пробудившийся в 20-30-х годах прошлого века повышенный интерес к такой универсальной собаке, как лайка, обусловил массовый завоз в города из промысловых районов лаек различного типа и их помесей, их вынужденное бессистемное смешение, что не могло не повлиять отрицательно на общую качественность поголовья.

 Внедрение организационных начал в дело лайководства, в первую очередь в крупных городах, и выдвинуло на первый план необходимость разработки целесообразной классификации, создания на основе лаек промысловых районов четырёх зональных типов, объединяющих в себе наиболее характерные черты лаек четырёх условных зон территории страны, соответствующие традиционным способам охоты в этих зонах, а также природно-климатическим условиям. В результате проведённых в этих направлениях мероприятий, как писал Шерешевский, «заводская работа облегчилась и получила ясную перспективу».

 Далее он предложил плановый характер ведения пород. Так, например, в местах распространения одной из пород должна бы культивироваться эта порода – к примеру, в Иркутске и Архангельске по одной породе, а в таких крупных центрах собаководства, как Москва, Ленинград и в некоторых других, допускал ведение нескольких пород, которые должны были стать ведущими, плановыми для соответствующих районов. Идея создания на фоне породного разнообразия четырёх искусственных заводских пород получила поддержку и признание, несмотря на несогласие с подобным подходом отдельных видных кинологов, не только в крупных центрах, но даже и на периферии, где недостатка в лайках не было.

 Возможно, не последнюю роль в выборе за основу кинологической деятельности работы с заводскими породами сыграла кажущаяся простота ведения унифицированного поголовья («индустриальный» метод), возможность частичной самоокупаемости, а также нехватка квалифицированных специалистов на местах в деле консолидации местных пород. При этом оказалось совершенно забытым то, что столь же убедительно Шерешевский обосновал и необходимость работы с местными лайками пользовательного разведения в промысловых районах – с соответствующими рекомендациями, схемами и т.д.

 По Шерешевскому к началу 50-х годов около 90% поголовья охотничьих лаек приходилось на районы промысловой охоты. Здесь практически отсутствовал отбор по породности, типу телосложения и экстерьеру, отсутствовала или охватывала незначительную часть поголовья система родословных записей, отмечалось скрещивание лаек с собаками других пород и беспородными, недостаточное кормление, особенно молодняка. Однако, несмотря на эти условия, отмечал Шерешевский, лайки не только сохранились, но в ряде районов их поголовье увеличивалось, а качество постепенно улучшалось. Это он объяснял массовостью и жёстким отбором.

 Далее он писал о необходимости первичных селекционно-племенных мероприятий, о выявлении в каждой области одного-трёх районов с наилучшим поголовьем лаек и запрещении или строгом ограничении ввоза в эти районы беспородных и инопородных собак, намечал необходимые важнейшие задачи по улучшению основного поголовья лаек в промысловых районах, призывал к организации обмена опытом и популяризации правильных способов и методов содержания, разведения и применения собак путём издания листовок, брошюр, причем не только на русском, но и на местных национальных языках.

 Завершая на этом обзор по отдельным аспектам деятельности и по отдельным публикациям одного из основных идеологов заводского разведения лаек Э.И. Шерешевского, ещё раз отметим самое главное – в основу первичной концепции разведения лаек в нашей стране в конце 40-х – начале 50-х годов прошлого века Шерешевским фактически закладывались два в одинаковой степени значимые направления – разведение заводских пород и пользовательное разведение местных пород.

 Перейдём к характеристике современного состояния лайководства и к определению возможных путей его дальнейшего развития.

 1. О достигнутых результатах в заводском разведении ВСЛ

Во-первых, нужно отметить безусловно положительный первый опыт консолидации породы заводского типа в Иркутском питомнике. Именно здесь было создано первое племенное ядро «восточников» на базе поголовья аборигенных лаек в основном из районов Прибайкалья и юго-восточной Эвенкии. Эта работа была проведена в рамках Промкооперации – «Иркутсккоопзверопромом».

Во-вторых, параллельно ведущаяся работа по разведению ВСЛ общественными организациями в крупных кинологических центрах привела к созданию достаточно представительных породных групп в Санкт-Петербурге, Мурманске, Твери, Москве, Смоленске – вне пределов Восточной Сибири. Этот период ознаменовался учреждением в мае 2000 года в Санкт-Петербурге Национального клуба породы Восточносибирская лайка.

 В основном работа с заводской породой в крупных центрах, как в центральных районах, так и на Востоке, проводится по правилам МКФ, но нужно отметить, что наряду с «официальными» структурами в настоящее время появляются и, условно назовём их, «неофициальные» – организационно не входящие в систему Российской федерации охотничьего собаководства (РФОС). К их числу, например, можно отнести питомник по разведению восточносибирской лайки «Русская охота» в г. Иркутске (вероятно, есть и другие). Появление подобных питомников, не подведомственных РФОС, вряд ли стоит рассматривать как негативное явление, т.к. результат в любом деле определяет не столько структуры, сколько люди, задействованные в них, с их идеями, амбициями, целевыми установками, интеллектуальным и профессиональным потенциалом, а также с их коммерческими интересами.

В конце концов, всех заводчиков и руководителей тех или иных структур может объединять совершенно одинаковое отношение к стандарту породы, но разъединять различия в методах ведения породы, что составляет «ноу-хау» каждого из них. Каждый заводчик совершенно уверен, что именно его методика, помноженная на благоприятное стечение обстоятельств (фарт!), позволит именно ему создать более качественное поголовье, чем у других, и в этом основа плодотворной конкуренции. Конкуренция идей всегда была предпочтительнее, чем заадминистрированный единый порядок, тем более что в условиях конкурентной борьбы люди начинают почему-то работать производительнее.

 В совершенно отдельном ряду стоит и должен стоять впредь опыт организации разведения лаек пользовательного направления в охотничье-промысловых хозяйствах, например, таких, как ЗАО «Жигаловский промхоз» в Иркутской области.

 К сожалению, обмену опытом уделяется совершенно недостаточно внимания – мы не знаем ничего о составах поголовья отдельных питомников и центров, отсутствует открытый диалог между идеологами ведения породы и пользователями-охотниками. Издаваемый национальным клубом «Вестник ВСЛ» до заинтересованных потребителей, особенно на периферии, не доходит. Если бы в нём достаточно полно давалась информация о планируемых и проведённых мероприятиях, о новых методических материалах, о наиболее интересных публикациях в журналах и газетах, приводились адреса центров разведения и частных питомников, размещалась рекламная информация, то его издание могло бы быть и частично самоокупаемым.

 2. 0 методических основах работы с ВСЛ.

 Основным документом, определяющим породу, является её стандарт. В настоящее время имеются достаточно убедительные претензии, как у нас стране, так и за рубежом, к содержанию действующего стандарта ВСЛ. Наверное, это вполне закономерно. Вспомним, что его базовый вариант составлялся в то время, когда заводской вариант породы ещё не был создан, и таким образом, он, хотя и не по форме, но по существу, был не стандартом, а проектом на создание породы.

Меняются времена, меняются вкусы, меняются люди – приверженцы тех, а не иных идей, меняется осознание степени хозяйственной необходимости собак, целесообразности отдельных элементов экстерьера и т.п. В конце концов, устойчивый породный тип собак может образоваться не в полном соответствии с заложенной в стандарт идеей, а в соответствии с отчасти случайно выявленной удачной устойчивой генетической композицией.

 Новый стандарт необходим, но спор при обсуждении нового стандарта о наиболее «правильном» фенотипе ВСЛ беспредметен. Для заводской породы восточников сложившегося существующего типа уже достаточно того, что за его основу были взяты однотипные, реально существующие аборигенные лайки конкретного ареала их развития – один из типов иркутских лаек. Эти местные лайки уже прошли этап первичной консолидации, как в условиях питомника, так и в условиях достаточно организованного общественно-любительского собаководства. Именно этот тип лаек достаточно полно описан в диссертации А.В. Гейца «Восточносибирская лайка и её хозяйственное использование».

 Кстати, любопытно обратиться непосредственно к 40-летней давности высказыванию Гейца (1962) по поводу стандартизации восточносибирских лаек: «...и хотя лучшие очаги лайки и связаны некоторым единством типа, однако в различных местах Сибири имеются различные, отчётливо определяемые породные группы собак. Спешить с дроблением имеющегося стандарта восточносибирской лайки, конечно, не следует, но ясно, что этот стандарт подлежит пересмотру и подготовку к его пересмотру – глубокую и серьёзную, опирающуюся на строго проверенные данные – надо начинать немедленно».

 Вполне очевидно, что не все лайки Восточной Сибири подходят под действующий стандарт ВСЛ. Тем не менее, вряд ли стоит новый вариант стандарта делать с большим диапазоном значений нормативных показателей с целью охватить если не все, то основные аборигенные типы восточников. Наверное, существующие иные породные типы местных лаек, особенно если они являются древними этническими типами, необходимо сохранить, возможно «выстроить» их по чистоте фено- и генотипа и оформить на них отдельные стандарты. Стандарт же уже консолидированного типа должен оставаться достаточно жёстким, но не настолько, чтобы не учитывать особенности имеющихся в различных кинологических центрах отличных друг от друга линий ВСЛ породного заводского разведения.

 Определённое различие лаек, культивируемых в различных центрах, было и будет неизбежным, т.к. в каждом из них заводчики придерживаются своих принципов при подборе производителей, придают главенствующее значение определённым признакам, используют для ремонта поголовья традиционно различные источники, что предопределяет проявление линии разведения.

 Было бы весьма интересным и важным выделение в каждом центре разведения основных, наиболее прогрессивных линий производителей, т.е. провести генеалогический анализ поголовья, что позволило бы в дальнейшем вполне обоснованно постепенно переходить к ведению заводской породы ВСЛ по принципу «в себе», т.е. действительно к чистопородному разведению, поддерживая константность породы не столько на основе ремонта за счёт промысловых, часто гибридных, отродий, сколько за счёт кроссов между линиями различных центров разведения. Правда, перед этим следовало бы провести ещё одну проверку – тестирование на совместимость по генам между линиями.

 3. 0 практическом значении заводского типа ВСЛ

 Конечно, восточносибирская лайка уже при том состоянии породы, в каком она существует, является востребованной. Она завоёвывает всё большие симпатии не только охотников-любителей, но и собаководов, лишённых охотничьих страстей. Получила признание эта лайка, как известно, и за рубежом. Таким образом, появляется возможность с учётом указанных обстоятельств, объединения людей по интересам (социальный аспект), организации взаимополезных связей с зарубежными специалистами и заводчиками (активный обмен опытом), привлечения определённых денежных средств на нужды охотничьего собаководства за счет спонсорской поддержки, отчислений из бюджетных средств административных и хозяйственных организаций, а также на основе частичной самоокупаемости (экономический аспект), создания методических групп и центров, проведения в централизованном порядке крупных кинологических мероприятий (организационный аспект).

 Трудность ведения ВСЛ, по сравнению с другими породами заводских лаек, заключается в том, что работа на завершающем этапе консолидации породы ведётся не в питомниках (Иркутский питомник, как известно, прекратил существование), а в основном силами общественных организаций – собаководами-любителями. В этих условиях весьма сложно осуществлять действенный поддерживающий отбор племенного материала, а также ремонт поголовья за счёт первичноочаговых производителей, в особенности при жёстком контроле над соблюдением принципов чистопородного разведения со стороны РФОС.

 С целью определённости в вопросе использования промысловых пользовательных собак для ремонта заводского поголовья федерация (РФОС) могла бы уточнить (подтвердить, расширить или отменить) пункты 9, 11 и 23 Положения о племенной работе с породами охотничьих собак в СССР может быть изданием специального методического документа.

 Отмечая всё позитивное, о чем упоминалось выше, необходимо всё же помнить о том, что любая искусственная заводская порода лишь в определённой степени копирует собак природных очагов. Вследствие иных условий содержания у них изменяется психика, физиология и, в той или иной степени, иммунная система. Обратная интродукция этих собак в первичные очаги их разведения может отчасти улучшить фенотип местной лайки, но в то же время может привнести и нежелательные элементы в наследственность.

 Ещё более остро, в негативном плане, может стать интродукция заводского типа ВСЛ в те места, где ещё сохранились лайки, но иного генетического типа. Здесь массовый завоз щенков заводских ВСЛ может привести к нарушению баланса наследственности и без того в генетически неустойчивых полиморфных популяциях. О подобном отрицательном эффекте гибридизации предупреждал 20 лет назад А.Т. Войлочников (1982).

Дело может выглядеть иначе в тех районах, в которых известно достоверно, что местная лайка исчезла или окончательно деградировала. Здесь заводской тип ВСЛ может использоваться достаточно широко, но как только собаки перейдут на режим пользовательного содержания, выйдя к тому же, естественно, из-под племенного контроля РФОС, так сразу же лайка будет изменяться под действием местных условий, т.к. физиологические характеристики лаек заводского типа могут не вполне соответствовать условиям конкретной климатической зоны, вес может не соответствовать глубинам и состоянию снежного покрова, рост не соответствовать сложному горному рельефу, конституция не соответствовать условиям традиционных способов охоты, условия содержания, скорее всего, будут традиционно жёсткими. При этом может начаться обратный процесс – формирование на основе заводской породы генетически подобного, но фенотипически отличного местного породного типа.

 Не менее значима и проблема ввоза в центры разведения заводского типа ВСЛ новых производителей из промысловых районов. Рассмотрим две условные, но вполне принципиально возможные ситуации.

 Первая ситуация – заводскую микропопуляцию, отошедшую по стандартным показателям от первоначального (идеального) экстерьерного типа, решено «подправить» прилитием крови производителей из первичного очага, т.е. за счёт аборигенного поголовья. В результате могут быть получены помёты с несколько разбалансированной наследственностью, но позволяющие путём последующей селекции действительно подправить поголовье в нужном направлении.

 Вторая ситуация – для «правки» микропопуляции завозится отличный по рабочим качествам производитель, по фенотипу в достаточной мере идентичный первичноочаговым предкам данного заводского поголовья, но из другого ареала, с иным историческим путем формирования типа и с иной генетической композицией. В этом случае, скорее всего у нового поголовья проявятся эффекты гибридизации с неизбежными изменениями росто-весовых показателей, с общей разбалансированностью генетики и неизбежным мутированием как по морфологическим, физиологическим, так и по нервно-психологическим показателям.

 Чтобы избежать негативных последствий, подобных описанным, заводчикам необходимо иметь представление об ареалах распространения собак апробированных генотипов, т.е. иметь представление о районировании распространения местных пород – потенциальных источников ремонтного поголовья. Более того, в каждом кинологическом центре должна вестись история линий, т.к. в различных центрах работа по созданию поголовья могла вестись на различной генетической базе. При бессистемных кроссах между породными линиями различных центров реально получить тот же эффект гибридизации с соответствующими нежелательными последствиями.

 4. О состоянии ВСЛ заводского типа в регионах

 Как ни странно может показаться на первый взгляд, но ВСЛ в крупных западных центрах ведётся едва ли не с большим эффектом, чем в сибирских регионах. На западе вынужденно более бережно относятся и более рационально используют первичный племенной материал вследствие отдалённости от очагов распространения базовых отродий и, следовательно, в связи с ограниченностью в количестве племенного материала. Вследствие этих причин западные заводчики вынужденно ускоренными темпами переходят на ведение породы «в себе». Спрос на чистопородных щенков среди любителей-собаководов здесь выше.

На востоке же основная масса потребителей – охотники, которые традиционно доверяют в работе больше аборигенным лайкам, а не чистопородным. Близость восточных кинологических центров к местам распространения аборигенов обуславливает значительный постоянный приток собак с разнообразными генетическими характеристиками, в котором растворяется чистопородность. Более того, в некоторых крупных центрах, например, таких, как Красноярск, под вывеской «Восточносибирские лайки» на малочисленных в настоящее время рингах выставляются, строго говоря, фактически аборигенные лайки. И вот, не имея в родословных записей о предках, которые когда-то подпали под решение об утверждении породы, мы «вытягиваем» в головку ринга собак из числа аборигенов, в той или иной степени близких по экстерьеру к заводскому типу ВСЛ, но с совершенно иной, к тому же нестабильной генотипической ориентацией. Затем лучших по оценкам производителей начинаем вязать между собой и … получаем классический эффект гибридизации. Далее, на основе выставочных оценок, присуждённой классности и т.д. высылаем материалы в РФОС для занесения собак в племенные книги – генетический вирус в породу запущен!

 Нежелательный эффект бессистемной гибридизации, кажется, заключается в следующем. В результате практической работы с аборигенными собаками в Красноярском крае было выявлено, что местные лайки из отдалённых районов Красноярья и Эвенкии «не боятся» инбридинга. Но этот положение имело место лишь в ареалах распространения небольших микропопуляций местных отродий, в пределах которых традиционно применялось близкородственное разведение. Условно такие микропопуляции можно было бы называть микропородами. В то же время при вязках собак с отличными рабочими качествами и вполне удовлетворительным экстерьером, но принадлежащих к разным инбредным микропопуляциям, довольно часто получались щенки со значительными диспропорциями в телосложении, порой даже нежизнеспособные. Выжившие и выращенные щенки иногда значительно отличались от родителей по экстерьеру, в т.ч. по ростовым и весовым характеристикам, как в большую, так и в меньшую стороны. При последующем разведении гармоничных особей, которых можно было бы использовать в качестве базовых производителей, не получалось.

 По всей вероятности, как было выдвинуто предположение, здесь мы имели дело с определенной генной несовместимостью.

 При детальном ознакомлении с работами основоположников отечественного охотничьего собаководства прежних лет, оказалось, что все они знали о подобном эффекте и предлагали определенные правила смешения различных внутрипородных типов собак. Об этом мы можем прочитать и у Шерешевского, и у Мазовера, Вахрушева и других. А вот что писала М.Г. Дмитриева-Сулима ещё в 1911 году: «Смешение далёких типов (видов), начиная с человека и кончая собакой, – признано и научно доказано, – ведёт к разрушению видов, и только близкие по крови и типу разновидности могут быть смешаны» (Лайка и охота с ней, 2003). Наконец, в работах некоторых зарубежных (Д. Майнарди) и отечественных (Ю.П. Алтухов) учёных удалось найти подтверждение предположению о генной несовместимости.

 В конце концов, оказалось, что поиск объяснения в трудах учёных был необязателен – в учебнике для вузов (Племенное дело в животноводстве, 1987) на странице 244 мы можем прочитать: «… вновь полученные комбинации нестойки по причине гетерозиготности и удержать их в ряде поколений, не прибегая к инбридингу, весьма трудно, тем более что из-за нарушения и разрушения у помесей равновесных систем исходных пород, взятых для скрещивания, нередко наблюдается «хаотическое» состояние наследственности»; и далее: «... скрещивание нередко ведёт к противоположному – ухудшению свойств помесного потомства по сравнению с исходными породами, как бы к «антигетерозису».

 Описанный эффект гибридизации не следует расценивать как открытие – это лишь практическое осознание уже известного научно обоснованного явления, название которому аутбредный дисгенез.

 Осознание опасности этого явления может вызвать существенный пересмотр многих методических установок в собаководстве и должно обусловить принятие определённых организационных мер. К ним может относиться и контроль за вводимым в породу поголовьем, и картирование территории Российской Федерации по породным ареалам местных разновидностей лаек, по степени их сохранности, а также породное районирование (планирование) собаководства, подобное тому, которое существовало в отечественном коневодстве вплоть до 1985 года.

 За рубежом при тестировании новых пород собак, прежде чем признать их чистопородными, проводится система топ-кроссов, в результате которых требуется доказать, что разброс качественности поголовья минимален, т.е. доказать константность поголовья.

 Возможно, в регионах Восточной Сибири, наряду с рингами ВСЛ, на выставках следует проводить ринги промысловых собак, разработав для них иную систему оценок, и постепенно доводя их путём селекции до уровня «переходных» пород (по Шерешевскому) либо ассимилировать их в породе ВСЛ, либо выделить в отдельную породу, либо оставить в группе охотничье-промысловых собак улучшенной категории.

Следовало бы выдать общие рекомендации по ведению охотничьего собаководства в промысловых районах в целом, т. к. скорее всего резкое ухудшение поголовья местных лаек происходило в последние десятилетия, несмотря даже на запреты на завоз инопородных собак, как, например, в Эвенкии, не столько по причине смешения с беспородными и инопородными особями, сколько по причине неумеренной гибридизации, причиной которой являлась и коллективизация охотничьего хозяйства, и укрупнение посёлков, и развитие современной транспортной сети.

 Представим себе, к примеру, крупные эвенкийские посёлки, куда после ликвидации мелких посёлков, факторий были переселены эвенки – представители разных родов, каждый из которых имел своих собак, составлявших отдельные гомозиготные, инбредные микропопуляции, – на новом месте владельцы собак продолжали их содержать столь же традиционно, как и раньше в тайге, т.е. вольно. И началось «вавилонское столпотворение», т.е. неумеренная гибридизация со всеми негативными последствиями.

 Были попытки и предпринимаются кое-где и в настоящее время, сохранить местных лаек путём организации их питомников. Но если вести эту работу как прежде, собрав по региону разнотипных производителей и перевязав их между собой, мы ещё более можем гибридизировать, а не улучшить местное поголовье.

 По всей вероятности, породные разновидности в таких питомниках нужно вести раздельно, по возможности не смешивая между собой. Преимуществом должны пользоваться породные разновидности, несущие гены древних пород.

 5. Заключение

 К сожалению, изучением вопросов и решением проблем, подобных вышеприведённым, в среде кинологов по охотничьему лайководсту не занимается никто.

 В таком случае, заинтересованным заводчикам вполне целесообразно воспользоваться весьма богатым практическим опытом, разработками и рекомендациями по формированию пород из близкой области – области ездового собаководства, как зарубежного, так и отечественного, ознакомиться с результатами работ Богословской Л.С. и Носова Н.А. по четырёхлетнему исследованию ездовых лаек Чукотки в 80-х годах. Особенно это ознакомление могло бы оказаться полезным для заводчиков Восточной Сибири.

 Ещё один больной вопрос – кадровый. К сожалению, специалисты высокой квалификации в области охотничьего собаководства в стране не готовятся, да вряд ли будут готовиться. Программы охотоведческих факультетов, по-видимому, абсолютно недостаточны для обеспечения участия охотоведов в организации собаководства на местах, тем более на уровне проведения исследований.

 Остаётся один проверенный годами путь – индивидуальная специализация в вузах при наличии руководителей с высоким уровнем знаний.

 Правда, потенциально возможен ещё один вариант – через привлечение научных специалистов НИИ к участию в разработке долгосрочных тем по проблемам собаководства, если бы такие темы были поставлены и обеспечены финансированием при согласовании заинтересованных сторон.

 Может быть возможно проведение необходимых исследовательских работ в соответствии с Программой по окружающей среде (ЮНЕП) ООН и деятельностью Продовольственной и сельскохозяйственной организации (ФАО) ООН, ведущими несколько проектов по проблемам сохранения аборигенных и местных животных, в том числе собак?

 Думается, что эти вопросы достойны обсуждения.

 И, наконец, в заключение необходимо отметить, что, несмотря на определённые успехи, достигнутые РФОС, у нас не в полной мере созданы условия, достаточные для использования имеющегося на местах как интеллектуального, так и финансового потенциала. Совершенно необходимо со стороны РФОС, или путём создания иной (параллельной) структуры, содействие организации частных питомников как заводских, так и аборигенных лаек, клубов любителей собаководства, неформальных объединений охотников-промысловиков в глубинке или охотников-любителей в городах. В этом плане нужна разработка соответствующих методических рекомендаций на современном научном уровне, но на языке, понятном простому охотнику, юридических разъяснений о порядке регистрации упомянутых образований при её необходимости, типовая уставная документация и формы учёта.

 Подобные образования уже возникают «диким» способом, на примитивной основе. Будут ли они координировать свою работу с региональными клубами собаководства, непосредственно с РФОС или будут независимы – не это главное. Частный заводчик не будет тратить средства или интеллектуальный ресурс в соответствии с требованиями какого-либо администратора от собаководства, который и сам порой мало понимает, чем он занимается. Он будет тратить их на то, чем ему хочется заниматься, и если это будет происходить в союзе с какой-либо структурой, то исключительно в соответствии с его желанием и при взаимном уважении.

 Качество выращенного различными заводчиками поголовья определит выставочный ринг и спрос на щенков со стороны охотников, других заводчиков, а также за рубежом.

 Кто-то пойдёт по неверному пути. А какой путь верный?

 Может быть, мы найдём его сообща.  

 

| О нас | Контакты | ©2006-2008 Татьяна и Сергей Десятовы